Как сериал «Игра в кальмара» стал мегахитом: кринж, вторичность, но востребованность

Как сериал «Игра в кальмара» стал мегахитом: кринж, вторичность, но востребованность
Мнение

19 октября 2021, 14:28
Пётр Невеликий
Обзорщик всего того, что на экране и в колонках
На экраны вышел сериал, который вызвал буквально фурор на экранах России и не только.

Снял 9-серийный фильм (первый сезон) режиссер Хван Дон Хёк. Он же выступил автором сценария сериала. Фамилия эта многим ни о чем не говорит. Но она говорит о многом на родине режиссера — в Южной Корее. Там некоторые его фильмами стали кассовыми и претендуют на культовость. Например, картина «Суровое испытание». Фильм очень тяжелый, резонансный. Но сейчас не о нем. А об опыте Хван Дон Хёка на площадке Netflix. Именно там вышел сериал «Игра в кальмара». Именно он стал самым популярным в истории платформы Netflix.

И вот тут возникает много вопросов. Главный из них — мегапопулярность сериала в мире. Причем, совершенно непонятно, откуда растут ноги этой популярности. Попробуем вкратце отыскать «точку роста». Можно понять, почему фильм популярен среди молодежи. Многие не видели совершенные хиты прошлых лет:

  • «Королевская битва».
  • «Страшная воля богов».
  • «Голодные игры» (которые провалились, как раз, из-за того, что были идейным клоном шедевра Киндзи Фукасаку с невероятно крутым Такеши Китано)...

Режиссер отмечает, что сценарий был готов еще в 2008 году. В то время как «Королевская битва» вышла в 2000 году. Но автор не скрывает, что вдохновлялся при создании сериала, и вышеупомянутой «Битвой», и мангой «Игра лжецов» (2005 год), и мангой «Кайдзи» (1996 года). Именно поэтому в сериале всё смотрится очень и очень вторичным. Вторичным для тех, «кто в теме». Это можно сравнить с человеком, который к 20-ти годам не прочитал ни одной книги, после чего для него самая пустая беллетристика становится мегаувлекательным гениальным чтивом. Что ж, есть и такие люди. Почему бы и нет? В любом случае, правило «зритель голосует рублем» никто не отменял. Оно более чем справедливо.

Примитивизм во главе угла стал отличительной особенностью современного хита? Чем примитивней, бесталанней и (как это стало модно говорить) кринжовей — тем круче? Если так, то говорить дальше не о чем. Если не так, то почти всё плохо. Главное, что можно отметить в этом плохом — это игра актеров. Та самая странная для европейского взгляда игра корейских актеров. Причем, странная она не просто из-за какого-то местного колорита, а именно в актерском плане. Уж слишком искусственно выделяется эта вычурность и этот корейский прием. Смотрится он уже как-то не совсем естественно. Хотя, в других картинах продавалось (подавалось) это очень даже неплохо и интересно. Тут — не так. Ну, и, конечно же — вторичность, вторичность, вторичность идей и форм. Тут добавить уже нечего.

Фото:kinopoisk.ru

Кто-то скажет, что «Игра в кальмара» — это некий клон «Черного зеркала». Нет, не совсем так. Дело в том, что «Зеркало» было сложней. Тут всё очень просто. Просто до банальной тупости. Всё предсказуемо и шаблонно. Возможно, это и есть то, что необходимо нынешнему клиповому обществу. Меньше думай о причинах, меньше копайся внутри и не жди от общества сюрпризов. Не обращай внимания на игру актеров, не обращай внимания ни на что. Чем проще, тем больше есть вероятность стать хитом.

«Мода на «Корею» и жестокость дикого мира утопического будущего сейчас в трендах. Надолго ли? Неизвестно. Но грех этим не воспользоваться»

Но и понятие хита тоже сильно изменилось. И на это, вероятно, обратили внимание менеджеры Netflix. Хит — это не то, что зритель готов пересматривать несколько раз в году или через 20 лет. Современный хит — это нечто, способное вызвать пелевинское wow-wow-wow, но здесь и сейчас. А не через 10 минут. Через 10 минут это может быть уже не актуально, не модно, вне трендов.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter