История о том, как в Ленинградском районе на Кубани оставили хутор без земли и коров

История о том, как в Ленинградском районе на Кубани оставили хутор без земли и коров

История о том, как в Ленинградском районе на Кубани оставили хутор без земли и коров
Аналитика

18 мая, 16:12
Евгений Мельченко
Фото: Новые Известия Кубань
К сожалению, невероятный цинизм чиновников и безразличие к проблемам обычных людей на Кубани пока никуда не делись.

Кто-то после прочтения может отметить, что это история маленького, но очень гордого хутора, который решил «бодаться» с администрацией, но крылья ему быстро опалили. Как той птичке, из кавказской притчи. И бодаться — это не просто такой оборот речи. А история достаточно интересная, как своей типичностью, так и своей значимостью. Типичная она, к сожалению, потому что власти уж очень часто забывают о людях. Об их желаниях, правах и даже жизненно необходимых нуждах. А значимая она просто, потому что из именно таких историй и складывается то, что мы называем обществом. А из таких хуторов, как Краснострелецкий и складывается Кубань. Да, уважаемые читатели. Кубань — это не Краснодар, Сочи или Новороссийск. Это не море, пляжи и 45-градусный зной летом. Кубань — это люди. Вот мы и решили отправиться к людям, чтобы из первых уст узнать о проблеме.

Что произошло в хуторе Краснострелецкий

Этот населенный пункт находится на территории Ленинградского района Краснодарского края, где центром является станица Ленинградская. Но расположен хутор аккурат между Ленинградской и Павловской, между федеральной трассой М4 «Дон» и Ейской трассой (которая ранее именовалась Р-268). От Краснодара ехать часа два с половиной. Здесь всего-то четыре улицы и несколько десятков домов. Вокруг бескрайние поля. В целом, стандартный такой кубанский пейзаж. Жили здесь люди, занимались хозяйством. Собственно, ЛПХ и есть здесь основной способ прокормиться, собрать детей в школу, оплатить услуги ЖКХ. На большее тут рассчитывать не стоит, если не выбираться на работу в другие поселения.

Так вот, в 2010 году жители хутора получили в пользование (аренда на 11 месяцев с продлением) участок земли под пастбище. Он расположен на южной стороне населенного пункта. Это более 15 гектаров на тот момент (участок 23:19:0104000:561). Выделена земля была по программе «Пастбища», которая действовала в крае на тот момент в соответствие с приказом № 1406-КЗ (от 13.03.2008). На эту программы было выделено из бюджета края более 75 миллионов рублей. Более шести лет люди выпасали там свой домашний скот, закупили вскладчину многолетние травы, ухаживали за участком и даже установили «электрического пастуха» для контроля за животными. На тот момент в совсем маленьком хуторе насчитывалось почти 40 коров поголовья. Домашний скот был практически в каждом дворе. Пастбище за несколько лет стало одним из лучших на Кубани. Жители вспоминают, что даже «телевидение приезжало из Краснодара снимать их поле».

То самое поле (хутор виднеется вдали).
Фото:Новые Известия Кубань

Но счастье хуторян длилось не так долго, как им хотелось бы. В 2013 году программа «Пастбища» закончилась, а в новую программу «Развития малых форм хозяйствования» хутор не попал. Причем, позже, до 2017 года люди пытались оформить пастбище для нужд выпаса скота, но этого у них не получилось. Как рассказали жители, «документы собрали, у нотариуса оформили, отправили в юстицию». Но что-то пошло не так. Спустя несколько месяцев на участок заехала чужая техника, и его распахала. Более того, он уже стал не единым участком 23:19:0104000:561, а уже «распиленным» на четыре части: участки 23:19:0104000:822, 23:19:0104000:825, 23:19:0104000:829 и 23:19:0104000:863.

Расположение пастбища было очень удобным для выгона скота.
Фото:сервиса Яндекс.Карты
Был один участок, а стало — четыре.
Фото:pkk.rosreestr.ru

Кстати, в 2015 году в крае также, как и совсем недавно, озаботились ростом поголовья КРС. Тёлочек не хватало на Кубани уже тогда. Но хутор в программу по развитию не попал. Вот только странно получается: 25 районов получили средства для возделывания пастбищ, а в хуторе из почти 40-ка коров с тех пор у жителей остались только две. Люди попросту избавились от животных, которых не смогли прокормить. Но, если бы пастбище вернули или нашли новое, многие хоть сейчас готовы заняться КРС.

Что делать и кто виноват?

Виноватых в этой истории, как будто, и нет. Всё по закону, всё по бумагам. Но получается, что всё крайне цинично, если говорить об отношении к людям. Была возможность — дали землю, закончилась программа — отобрали. Но не всё так «гладко», как хотелось бы людям, которые к этой ситуации привели. Дело в том, что во время оформления земли хуторянами она была одним участком, который частным лицам не принадлежал. Но руководством Ленинградского района участок в 2011 году был снят с государственного кадастрового учета. Впоследствии он превратился в четыре участка, владельцем которых оказался Назаренко В.А. Причём, он оказался именно собственником. То есть, когда земля выделялась под пастбище в 2008 году ни о каком собственнике речи не шло. Покупка земли произошла по-тихому. Так, чтобы хуторяне об этом ничего не узнали. Жители также отметили, что гражданин Шередекин Александр Николаевич впоследствии сообщил, что обратно уже ничего не вернуть. Он, кстати, занимает должность заместителя главы района, а с 1 июля 2013 года занимал должность начальника отдела имущественных отношений администрации муниципального образования Ленинградский район. Почему хуторян не поставили в известность о таких действиях? Спросите, а должны были? По закону — нет. По совести — обязательно. В районе прекрасно понимают, что жизнь людей там практически полностью зависит от ЛПХ.

«Мы во многом тут жили за счет коровок. Вели хозяйство. Детей растили, одевали, учили. Хутор, что называется, жил»

Тут же стоит отметить, что в 1993 году, когда раздавали земельные паи для хуторян, они эту землю не тронули, не «распилили». Её жители специально оставили для хутора, для общего использования. Выход на поле возможен со всех улиц, выводить скот на выпас очень удобно, не наносится вред посадкам (огородам). Забегая вперёд, одна чиновница недавно предложила осуществлять выпас на заброшенных огородах. Что сразу говорит об уровне понимания особенностей содержания скота у этого человека. Так вот, когда землю ставили на кадастровый учет, собственников у неё не было. А уже через четыре года вдруг собственник появился.

Фото:Новые Известия Кубань

Будет ли продолжение?

Очень хотелось бы, чтобы оно было. Многое в этой истории можно объяснить жестко или даже жестоко. От краевой столицы далеко, проблему решать никто не хочет. Та и электората там с гулькин нос. Зачем вообще голову ломать? По словам местных жителей, никто из краевых чиновников не приезжал, ситуацией напрямую не интересовался. Одни отписки, и ничего конкретного. Но очень хотелось бы, чтобы голову кто-то «поломал», подумал, как решить для людей этот вопрос, который на краевом уровне и яйца выеденного не стоит. Тем более, главы районов края часто «забегают на чай» в Заксобрание Кубани. В том числе, и Юрий Юрьевич Шулико. Можно как-то намекнуть, что люди в Краснострелецком не Диснейленд требуют, а просят выделить небольшой клочок земли, где можно было бы пасти домашний скот. Возможно, и поголовье расти начнет. А то получается, что тёлочки на Кубани нужны, но не везде.

Видео:Евгений Мельченко

Наш Telegram-канал.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter