Новые Известия(Кубань)
Валерий Бриних о проблемах экологии и способах их решения
27 июля 2021, 01:51
Евгений Мельченко
Валерий Бриних о проблемах экологии и способах их решения
Проблемы экологии и природопользования в последнее время стали в южных регионах России одними из наиболее острых.

По крайней мере, природозащитники стали гораздо чаще обращать на них внимание общественности. Причем, касается это не только Краснодарского края и соседней Адыгеи. Когда определенные негативные моменты принимают системный характер, они отражаются практически повсеместно. О проблемах, их причинах и возможных решениях мы поговорили с одним из лучших специалистов в этой области. Наш собеседник — Валерий Бриних, председатель Адыгейского республиканского отделения Всероссийского общества охраны природы

Если описать примерно состояние дел с исполнением чиновниками экологического законодательства в Адыгее, как бы вы его описали?

Выполняется на «удовлетворительно». Что я имею в виду? Чиновников с приемлемой профессиональной подготовкой в наших региональных ведомствах очень мало. В основном работают люди, лишь поверхностно знающие свое дело и умеющие перекладывать бумажки из папки в папку, готовя ответы-отписки и «правильные» отчеты. Значительная часть региональных чиновников либо вообще предпочитают ничего не делать, чтобы не наживать себе неприятностей и лишней головной боли, либо все свои действия согласовывают с мнением на самом верху. На этом этапе как раз и происходит казнокрадство и возникают различные коррупционные отношения.

Т.к. республика располагает большими запасами природных ресурсов, то их надо использовать. Причем, с выгодой для самих чиновников, которые выдают разрешения и должны контролировать процесс природопользования. Поэтому возникают тесные коррупционные отношения между надзирающими органами и природопользователями, усугубленные родственными и кумовскими связями. Например, леса в аренду, особенно в целях заготовки древесины, предоставляются лишь своим проверенным людям. А кто же их тогда будет наказывать за допускаемые нарушения, даже очень серьезные? Все решается мирно, путем договоренностей и достижения консенсуса. И так во всем.

Что мешает людям в кабинетах делать свое дело правильно?

Некомпетентность порождает нерешительность, и даже трусость в отстаивании своего мнения, по принципу «начальник всегда прав». Сказываются и национальные особенности, т.к. у адыгов не принято перечить старшим. Да и безработицу никто не отменял. Ведь на каждое место целая очередь выстраивается из желающих побороться за кресло. По большому счету, начальство решает, какой будет результат той или иной сделки, какое будет решение, а подчиненные лишь оформляют это решение документарно. Тех, кто думает и пытается принять самостоятельное решение, система вышвыривает и уже не принимает обратно, т.к. главная черта по которой оценивается чиновник — не профессионализм, а личная преданность начальству. Отсюда логичен вопрос, что мешает начальству принимать правильные решения? Только одно — та же профессиональная некомпетентность, отсутствие экологического мировоззрения, государственного мышления, а также явное желание заработать на той части природных ресурсов, которые находятся в компетенции конкретного руководителя. А раз «рыльце в пушку», то возникает страх за то, что его поймают и система ему не поможет, если он из нее выпадет. Поэтому существует такое понятие, как «круговая порука».

Есть ли решение проблемы? Что, по вашему мнению, можно сделать для того, чтобы ситуация хотя бы стабилизировалась и не ухудшалась?

Может, я идеалист, но вопросы хоть как-то будут решаться в правильном направлении, если у чиновников будут хотя бы зачатки государственного мышления. Тупым повышением зарплаты здесь не поможешь, т.к. соблазн заработать быстро на много большие деньги всегда будет в приоритете. Особенно если человек пришел не государству служить, а деньги зарабатывать. Конечно, можно развивать и дальше систему антикоррупционных мер, но, как показывает практика, те, кто надзирает, тоже берут, только намного больше. Мне лично борьба с коррупцией напоминает самолечение. Чем оно заканчивается для больного, известно. Поэтому выявлять заболевание и ставить диагноз нужно, применяя объективные методы контроля и обратную связь между обществом и государством. Как один из вариантов, я бы систему ЕГЭ убрал бы из школ, вернув советскую систему образования, а ЕГЭ бы устраивал в обязательном конкурсном порядке при приеме чиновников на службу.

Шлюзы Краснодарского водохранилища.
Фото:Новые Известия Кубань

Есть несколько крупных проблем, общих с Краснодарским краем. Особенно, как известно, это касается Краснодарского водохранилища. Что там происходит, и как решать проблему сообща?

Я проблемой Краснодарского водохранилища занимаюсь уже более 8-ми лет. Пытался донести этот вопрос до главы республики, но почему-то все тормозится. Краснодарское водохранилище управляется федеральным учреждением, и региональные руководители формально не могут на него влиять. Но, если для Краснодарского края проблема не так остра, то в силу природных условий местности, Адыгея страдает гораздо сильнее. Затоплены огромные площади плодородных земель, еще больше территорий подтоплено, что влияет как на сельское хозяйство, так и на жизнь людей. Под водой скрыт огромный пласт истории Адыгеи, до сих пор мало исследованный.

При создании водохранилища главной его задачей было регулирование стока Кубани и содействие развитию рисоводства. Но сегодня водохранилище уже не выполняет эти функции в нормальном режиме, т.к. оно заилено как минимум на треть, если не половину объема. Поэтому в случае сильных катастрофических паводков плотина может не выдержать напора и случится непоправимое — снесет большую часть Тахтамукайского района, новые микрорайоны Краснодара и все что ниже по течению. Решение по Краснодарскому водохранилищу может быть только одно — полный его спуск при сохранении плотины (на всякий случай) и, как минимум, очистка ложа водохранилища от накопившегося твердого стока рек, питающих водохранилище с Адыгейской стороны.

Плато Лагонаки.
Фото:Евгений Мельченко

Мы не могли не обратить внимания на громкую в свете последних событий тему: горнолыжный курорт в Лагонаках. Можно ли вообще его построить, не причиняя вреда экологии региона? Это, судя по всему, так же, как и водохранилище, общая тема с краем.

Российские законы вполне обеспечивают, как сохранение биологического разнообразия, так и допускают определенную хозяйственную деятельность на природных территориях. В том числе, на особо охраняемых. Лагонакское нагорье представляет собой территорию с высоким уровнем биоразнообразия, огромным количеством редких и исчезающих видов растений и животных, а также очень уязвимыми природными комплексами, важными не только на региональном и национальном уровнях, но и имеющими универсальную всемирную ценность. Поэтому что-либо строить там нужно с оглядкой, прощупывая и оценивая каждый свой шаг, чтобы не навредить.

Для любого хозяйствующего субъекта Лагонаки, по сути, представляют собой минное поле. Если действовать не осторожно, можно и подорваться. Как минимум, в репутационном плане. Здесь очень важно соблюдать прозрачность принимаемых решений, их научную обоснованность и экологическую целесообразность. Ученые Кавказского заповедника обладают необходимыми знаниями, чтобы предупредить любые нарушения хрупкого равновесия на Лагонаках. Надо только их слушать и слышать. А мы, общественники, будем помогать и тем и другим найти приемлемое решение, чтобы «и волки были сыти, и овцы остались целы».

Насколько известно, 2022 год может быть объявлен в России годом восстановления экологических систем. Как вы думаете, есть ли шанс на то, что экосистемы получат от этого хоть какую-то пользу? Или мы опять станем лучше исключительно на бумаге?

С инициативой объявить 2022 год годом сохранения экосистем выступил новый председатель Всероссийского общества охраны природы Вячеслав Фетисов. Поэтому мы в первую очередь будем продвигать весь год мероприятия по этой теме, чтобы этот лозунг не стал пустыми словами, а наполнился емким содержанием. Поэтому наше Адыгейское республиканское отделение ВООП в следующем году планирует заострить особое внимание региональных и федеральных властей на проблеме сохранения экосистем и восстановлении нарушенных экосистем.

Здесь найдется место и решению проблемы Краснодарского водохранилища, и экологическому сопровождению с нашей стороны строительства горнолыжного курорта на Лагонаках, и восстановлению сети ООПТ местного значения в нашей республике, и сохранению кавказских лесов от незаконных рубок и чрезмерной эксплуатации, и многому другому, включая в целом мониторинг состояния объекта Всемирного природного наследия «Западный Кавказ». Как мне кажется, инициатор объявления 2022 года Годом сохранения экосистем найдет на федеральном уровне, включая нашего президента Владимира Путина, нужные слова, чтобы донести важность и жизненную необходимость сохранения природы России для нас и будущих поколений.