Posted 30 июня 2023,, 15:57

Published 30 июня 2023,, 15:57

Modified 30 июня 2023,, 15:59

Updated 30 июня 2023,, 15:59

Проверка на полиграфе: особенности проверки на «детекторе лжи», личный опыт

Проверка на полиграфе: особенности проверки на «детекторе лжи», личный опыт

30 июня 2023, 15:57
Евгений Мельченко
Фото: Топа (Utopia Show)
Полиграф или «детектор лжи». Об этом устройстве ходит достаточно много мифов и легенд.

Его боятся сотрудники силовых ведомств, сотрудники банков, корпораций и обычные мужья с жёнами. Есть мнение, что этот прибор выявляет правду и ложь. Собственно, для этого он и нужен. Но тут же кроется и первое заблуждение. Выявляет правду или ложь не полиграф, а оператор этого устройства. Человек, который вас проверяет, а не сам аппарат.

Этот человек является специалистом в своей области. Меня тестировал оператор, который проверяет примерно 150 человек в год. Каковы результаты, мне неизвестно. Но человеком он показался интересующимся своей профессией, который пытается понять реальную картину. Это было понятно не только из общения. Это было понятно из самой проверки: он часто возвращался к тем или иным темам, проверял несколько раз одно и то же. Видимо, пытался найти закономерности и схожесть реакции на вопросы при ответах.

Кстати, когда публикуется этот материал для чистоты эксперимента, мои результаты тоже неизвестны… Подробности сообщать пока не стану. Могут начать «лить» вот это всё о разглашении тайны следствия и т. д. По факту, материал будет обязательно. Заготовка и план этой статьи уже есть. И он — интересен, как кейс. Но сам опыт полиграфа оказался любопытным не менее дела. Напряжение присутствует, несмотря на богатый опыт стрессовых ситуаций: от угроз до покушений. Но тут ситуация иная.

Организм начинает сопротивляться тому, что происходит. И сопротивление это происходит неподконтрольно. Пытаешься подавить, но становится хуже. Затем пытаешься войти в роль, это помогает. Но, опять же, так только кажется. На длительном отрезке тоже может быть только хуже. Отмечу сразу: сопротивление происходит не потому что виновен, а потому что происходит в данный момент — пытаются тебя виновным выставить. И мозг начинает играть по своим правилам. Хотя, можно это прогнозировать. Будучи спортсменом, мой организм сам регулирует себя в сложных ситуациях. Так мы ранее проверяли реакцию на автодроме. Садят автоспортсмена или опытного автожурналиста и обычного водителя, заставляют ехать очень быстро и снимают показатели. Обычный водитель — 160 ударов в минуту, автоспортсмен — 70-80 ударов (у меня были такие показатели). Вот так и здесь: организм сам начинает действовать на подавление стресса. Если у обычного человека возникает паника, то у привыкшего к стрессу начинается реакция на подавление. Но сможет ли это учесть специалист? Вот вопрос.

«Вам говорят — вы виновны в убийстве. Один человек может ударить в лицо, и убежать. Другой — начнёт рассказывать, что он невиновен. Хотя, невиновны оба. Тут всё зависит от психологии „пациента“. Каждый человек в экстренных ситуациях индивидуален», — отмечает наш обозреватель Илья Скопинцев.

Как отмечают специалисты, также здесь высока доля ошибиться в плане чувства вины исследуемого, если он реально что-то серьёзное совершил. Но не то, о чём его спрашивают. Например, человек вчера угнал машину, а сегодня его спрашивают о квартирной краже. Ответ на вопрос о краже практически на 100% выдаст реакцию на другую кражу, которая к делу отношения не имеет. И в этом большая проблема.

Достаточно интересным показался и такой момент. Помимо вопросов по делу, именно по конкретному делу, проскакивают такие вопросы:

  • есть ли Вам что скрывать от родственников?
  • есть ли поступки, за которые Вы не понесли уголовного наказания?
  • Вы совершали в своей жизни преступления?
  • и так далее…

На все эти вопросы многие могут ответить однозначно — да. Особенно, если у вас была «богатая на события» юность и молодость. В 90-е годы «выносить» ларьки, «брать покататься» автомобили, утянуть магнитолу, бить друг друга сильно и очень сильно, калечить… как говорится, и что? Было, но давно. И дела это не касается.

Но человек, работающий на полиграфе, эти вопросы задаёт. Зачем? Не совсем понятно. Кого должно колыхать то, что было 20-25 лет назад. Даже, если и колышет, никто об этом конкретики не узнает. Никогда. А вот показания по конкретному свежему делу могут от этого сильно исказиться. И об этом говорят многочисленные труды учёных.

«В совокупности, было мало свидетельств, которые бы укрепили научную базу тестирования на полиграфе», — Уильям Иаконо, труд «Настольная книга психофизиолога» (Handbook of Psychophysiology).

Немного истории. Эдвард Сноуден прошёл тест на полиграфе без проблем, солгав множество раз. Скажете, что он был к этому подготовлен. Хорошо. Тогда — Гэри Риджуэй, серийный убийца. Его заподозрили, посадили на полиграф. И он с успехом прошёл тест. Потом убил ещё 40 женщин. А другой подозреваемый по этому же делу, совсем невиновный, тест не прошёл. И его посадили. Как вам такое? Были и вовсе абсурдные случаи: при помощи полиграфа один из учёных пытался доказать, что у растений есть чувства (!). Они реагировали на полиграф, что само по себе — чушь полнейшая. В Белоруссии Игорь Шуневич (министр внутренних дел) и вовсе исполнил полнейшую «дичь»: он проверил на детекторе всех сотрудников полиции. Треть не прошли проверку, и он их уволил. Заявил, что погрешность там не более 5%, и он готов ими пожертвовать. То, что погрешность достигает 30-35% он слышать не захотел. Что может говорить об умственных способностях самого Шуневича. Как итог, тысячи несправедливо уволенных людей, которым после этого также была закрыта дорога во многие другие учреждения.

О слабой доказательной базе полиграфа говорят и наши психологи. «О какой правде может идти речь? Вот вас спросят, совершали преступления в жизни или нет? Конечно же, совершали. Все совершают. И я совершала. Докажите)) Пока о моих скелетах в шкафу вас интересоваться не просят, вот и идите мимо. Но сотрудник может сделать вывод: значит, человек склонен к преступной деятельности. Что совсем — не факт. Предполагать так — это ошибочное и крайне непрофессиональное заблуждение. Однако я лично знаю людей, которые именно так считают, и работают в правоохранительных органах. Особенно грешат этим сотрудники отделов кадров крупных компаний. Они считают, что человек, который часто совершает правонарушения и обманывает близких, будет вредить компании. Это далеко не так, и полнейшая чепуха.

Мы с коллегами как-то считали за собой преступления, которые совершили за год. Так вот, из 8-ми человек, согласно уголовному кодексу, посадить можно было пятерых. И вот что-то случается, к чему я совершенно непричастна. Оператор полиграфа спрашивает: совершали ли Вы преступления за последний год? Он имеет в виду то самое конкретное преступление по делу. Вот тут и таится подвох.

Ответить — да. Возникнет много вопросов. А эти ушлые граждане начнут ковырять то, что дела совсем не касается. Ответить — нет, имея в виду преступления, к которому я непричастна? Прибор покажет «обман». Отсюда вывод — всё зависит от оператора, от конкретного проверяемого человека и от обстоятельств.

Моё мнение — полиграф может быть частью какого-то дела, просто неким ориентиром, но и близко не является доказательством вины», — прокомментировала психолог Елена Руднева. Об этом же говорит и известный во всём мире полиграфолог Дэвид Ликкен (профессор психологии университета Миннесоты).

Также адвокаты отмечают, что этим могут пользоваться недобросовестные следователи. Они шантажируют подозреваемого иными выявленными преступлениями, чтобы человек сознался даже в том, чего не совершал. Мол, «ты же и так преступник, не пойдёшь по этому делу, пойдёшь по другому». Для этого и существуют адвокаты. Когда расследуется одно дело, не нужно лезть в другие. Так считают правозащитники. Только конкретика. Однако так не считают (почему-то) следователи.

Какой можно сделать вывод? Наверное, пользоваться «детектором лжи» можно именно, как одной из множества составляющих частей какого-либо расследования. Но считать показания полиграфа истиной и опираться на эти показания — ошибка. Причём, достаточно серьёзная. Однако есть и другая сторона таких проверок — зачастую именно этот прибор с оператором могут доказать (повлиять на доказательства) именно невиновности человека. Монета, как говорится, имеет две стороны.