Posted 15 сентября 2021, 23:01

Published 15 сентября 2021, 23:01

Modified 25 декабря 2022, 20:57

Updated 25 декабря 2022, 20:57

Зачем нам Мали и Гвинея: борьба при помощи ЧВК за сферы влияния в Африке

15 сентября 2021, 23:01
Евгений Мельченко
Достаточно давно мы не обращали свой взор в сторону ЧВК и Африки. А там события происходят, и их немало.

Многие коллеги, наверняка, знают о том, что я уже достаточно долго занимаюсь изучением наших частных военных компаний. Тех, которые запрещены законодательством, но (когда нужно) не очень-то и запрещены. Вопрос в заказчике и интересанте. А это в данной теме — это, либо государство, либо крупные корпорации, которые не имеют отношения к государству чисто номинально.

Если в совсем недавнем прошлом основная часть работы этих структур велась на Донбассе и в Ближневосточном регионе, то сейчас основные силы переместились в Африку. Именно там в настоящее время, по сути, идет война ЧВК за передел сфер влияния. Конечно же, присутствуют в африканских странах не только российские компании. Кого там только нет, от иностранного французского легиона до мелки частных «фирм» небольших малазийских компаний.

Что касается «наших» частников, то они в регионе уже достаточно давно. Более того, можно говорить о том, что наши «технологи» уже достаточно успешно переняли опыт иностранных коллег в производстве переворотов и революций. До стран Европы пока не дотягиваем, а в Африке — на здоровье. Вспомним переворот в Мали, который бы не состоялся без поддержки ЧВК. Также есть информация о том, что Малик Диав и полковник Садио Камара (лидеры мятежа) до переворота посещали Россию. Что они у нас делали, пили коктейли в Сочи или проходили военный инструктаж, сказать сложно. Но Кремль, естественно, всю эту «конспирологию» отрицает: никаких российских военных в Мали нет. Естественно нет. У нас и ЧВК по закону (как бы) нет. А то, что мы видели, ползая в окрестностях военной базы в Молькино — это все просто туристический лагерь активного отдыха (тут можно прочитать интервью с бойцом ЧВК). Отрицают это и члены временного правительства Мали. Даже обещают демократические выборы в обозримом будущем.

Вот, только местные издания считают иначе, и открыто пишут о некоем контракте, который предполагается между госструктурами Мали и структурами ЧВК Вагнера. Стоимость контракта — 9,1 миллион евро. Численность контингента ЧВК — около тысячи человек. Цель — защита высокопоставленных лиц Мали и обучение специалистов армии Мали. Это всё происходит на фоне противодействия частников Франции и США, которые сильно обеспокоены усилением России на территории континента. Также непростые там отношения с местными туарегами, которые на границе с Сенегалом даже устроили своё непризнанное государство Азавад, которое контролируется исламистами. Зачем нам Мали? Прежде всего — это добыча золота и контроль над поставками хлопка, который продается в Европу и в страны Ближнего Востока. Больше там, по сути, ничего нет. Страна является одной из самых беднейших в мире. Что дальше?

Дальше интересно. Наращивание нашего контингента частников в ЦАР и Южном Судане — это уже ни для кого не секрет. Однако есть предположение, что следующей целью для увеличения присутствия и наращивания контингента может стать Гвинея. Там к власти пришел уж очень лояльный России Мамади Думбуя. Естественно, стоит понимать, что вся эта «лояльность» находится в прямой зависимости от нулей в контрактах от России. Бесплатно в Африке любви не бывает (как и практически везде). А в Гвинее, на минуточку, во всю присутствует российский гигант «Русал» (три его компании, включая месторождение). Дело в том, что огромное количество бокситов (алюминиевая руда) добывается именно в Гвинее, где их запасов больше, чем в любой другой стране мира. «Русал» добывает, по разным оценкам, примерно до 40% всех гвинейских бокситов.

Предположительно. Красным — где уже имеется серьезное присутствие ЧВК. Желтым — где в ближайшее время могут появиться или присутствуют в небольших количествах.

P.S. Естественно, всё вышесказанное — лишь предположение и частное мнение автора колонки, не имеющее ничего общего с действительностью.